Авторизация

Фабрис Мекерси: «Кризис только подхлестнул гонку технологий»

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Компания Dassault Systèmes с 1981 года занимается разработкой и продажей PLM (Product Lifecycle Management) ПО и соответствующих услуг, которые обеспечивают работу производственных процессов и позволяют увидеть жизненный цикл изделия от этапа его создания до утилизации в 3D. На прошедшей в Москве выставке Semicon Russia 2009 нам удалось побеседовать с Фабрисом Мекерси, директором направления High-Tech и полупроводников компании Dassault Systèmes в Европе.

– Портфолио решений Dassault Systèmes содержит такие известные продукты, как CATIA, SolidWorks, ENOVIA. Какое место компания занимает сейчас на рынке соответствующего ПО?

– Давайте начнем с того, что определим общий объем рынка PLM-решений в сфере высоких технологий (кстати, сам термин PLM впервые начал использоваться именно нашей компанией в 1996 году) – сегодня он составляет около 3,7 млрд. долларов США. При этом наша выручка за прошлый год составила 1,97 млрд. долларов. По данным CIMdata, крупнейшей консалтинговой компании в сфере PLM, Dassault Systèmes является сегодня безоговорочным лидером на этом рынке. В нашей компании работает 7 875 сотрудников, мы располагаем базой в 100 000 заказчиков в 11 отраслях экономики, а экосистема наших партнеров составляет на сегодня 3 500 участников. Представительства компании имеются в 80 странах всех регионов мира.

У нас есть шесть основных направлений деятельности: трехмерные системы автоматизированного проектирования SolidWorks; программы виртуального моделирования трехмерных продуктов CATIA; системы виртуального тестирования SIMULIA; системы виртуального моделирования производственных процессов DELMIA; системы для взаимодействия и совместного управления бизнес-процессами и жизненным циклом изделий ENOVIA; комплексные системы 3D for All, с помощью которых можно проводить виртуальное моделирование различных объектов, например, можно посмотреть на внутреннее пространство проектируемого супермаркета.

Методология нашей работы под названием RFLP (Requirements, Functional, Logical, Physical) заключается в следующем: сначала мы тщательно собираем все сведения о моделируемом объекте, включая его технические условия, функциональные характеристики, логическое описание продукта, физические данные, и только затем приступаем к разработке виртуального концепта. Создание полнофункциональной модели предоставляет нашему заказчику уникальные возможности, скажем, виртуальную модель делового центра, автомобиля или сотового телефона можно разместить в интернете и позволить людям поработать с ней, как с реальным объектом: побродить по залам, посидеть за рулем нового Peugeot, понажимать кнопки на клавиатуре еще не существующего в физическом виде смартфона и т.п.

Здесь есть один очень важный момент, на который многие не обращают внимания: трехмерная модель являет собой, подобно музыке, межнациональный способ общения. Вы имеете дело не с текстовым описанием, а с виртуальной вещью, которую можно «потрогать», находясь на другом конце планеты. Кроме того, виртуальная модель может служить замечательным способом общения и внутри компании. Например, когда инженеры создают трехмерную модель в SolidWorks, она первоначально представляет собой достаточно сложную конструкцию, с которой не так-то просто иметь дело маркетологам, менеджерам и пр. сотрудникам компании. Вот здесь на помощь им приходит упрощенная реалистичная модель, которая дает возможность составить первое впечатление о продукте, увидеть его глазами потребителя.

Главным рынком сбыта для нас является автомобильная индустрия, а на второе место сейчас вышла отрасль, занимающаяся производством полупроводниковых материалов. И это рынок хайтека по объективным причинам растет на 8% в год, причем, данный рост мы наблюдаем даже сейчас – в эпоху мирового кризиса. Индустрии высоких технологий необходимы наши решения для ускорения процессов разработки, для упрощения доводки изделий и т.д. Все это становится тем более актуально в кризисный период, когда обостряется конкуренция.

Мы работаем, как я уже отметил, в 11 отраслях, и для каждой приходится разрабатывать свои методы и принципы работы. Понятно, что при моделировании автозаправочной станции или при разработке новой микросхемы инженеры применяют различные способы представления объектов, и наши инструменты обязаны учитывать эту специфику. Dassault Systèmes создает виртуальные модели для так называемых «мехатронных устройств» – под этим термином понимается комплекс программного обеспечения, механических и электронных устройств. Это сложное сочетание порождает для нас очень непростую проблему, связанную с объединением различного рода данных в рамках одной виртуальной модели.

Сегодня давление рынка на производителя любого типа продукции постоянно усиливается: время выпуска новой продукции сокращается, поскольку компании нужно успевать за изменяющимися потребностями рынка, причем, делать это надо раньше конкурентов. И кризис не затормозил этот процесс, а лишь подстегнул гонку. В этой сложной ситуации наши инструменты виртуального моделирования могут оказать реальную помощь производителю, поэтому мы не чувствуем уменьшения интереса к продукции Dassault Systèmes.

– Вы сказали, что работаете во всех регионах мира. Сказывается ли национальная специфика на разработке виртуальных моделей в той или иной стране?

– Да, и она объясняется растущей год от года регуляторной базой, с которой нам приходится иметь дело. От правительств, различных ассоциаций, корпораций исходит огромный поток регулирующих документов, стандартов. Все эти требования и нормативы необходимо учитывать на самых ранних стадиях проектирования нового продукта. Наша PLM-система позволяет проектировщикам учитывать стандартные требования, соответствие которым дает возможность компании продавать свои изделия не только внутри страны, но и по всему миру.

Среди прочих требований, сегодня особо важное значение приобретают нормативы, связанные с безопасностью и экологической чистотой изделий. Что же касается России, то я не вижу здесь каких-то особых отличий от мировой практики.

– Если просто перечислить по пунктам, что дает производителю использование вашей системы?

– Во-первых, наши инструменты позволяют снижать издержки, причем, не только прямые, связанные с разработкой нового изделия, но и косвенные, например, стоимость заказных разработок, покупаемой интеллектуальной собственности. Во-вторых, мы ускоряем время выхода на рынок и повышаем эффективность самого процесса разработки продукта. В-третьих, наши методы позволяют придавать продукции компании дополнительные конкурентные преимущества и выпускать на рынок, так сказать, «правильные товары», удовлетворяющие запросам покупателя.

– Что собой представляет Ваша новая платформа PLM 2.0?

– PLM 2.0 означает новый уровень интеграции наших решений с Web, предоставление доступа к разработке всем участникам процесса. Идея этого решения состоит в том, что ENOVIA, будучи единой интеграционной платформой, является органической частью общего информационного ландшафта компании. Она объединяет как наши продукты (CATIA, SIMULIA, DELMIA), так и другие информационные системы предприятия: ERP, SRM, CRM, xPDM и пр. В нашей новой платформе имеются возможности тонкой настройки системы под конкретного заказчика. Вы можете получить полностью взаимосвязанный комплекс, позволяющий разработчикам продукта учитывать массу факторов, которые при традиционных методах «всплывают задним числом», заставляя тратить массу времени, сил и средств на внесение изменений в готовый проект.

– Есть ли у компании Dassault Systèmes какие-то крупные проекты в России?

– Разумеется, и среди наших российских клиентов можно назвать такие компании, как «Тяжмаш», «Гидропресс», «Сухой» и др. В машиностроительной, аэрокосмической, кораблестроительной и упаковочной индустриях наши решения высоко востребованы. Однако российские отрасли полупроводников и высоких технологий – это абсолютно новый для нас рынок. Правда, можно сказать, что мы здесь уже присутствуем, хоть и косвенно, поскольку плотно работаем с такими производителями микрочипов, как компании Intel, AMD, TI и др. Мы с оптимизмом смотрим в будущее, потому что в России принята государственная программа разработки нанотехнологий – в этой области наши инструменты могут найти себе применение. Мы можем перенести в Россию тот опыт, который наша компания накопила при работе с западными производителями.

Поскольку в России полупроводниковые высокотехнологичные производства еще не получили большого распространения, мы будем иметь дело с первоначальными внедрениями. А когда компания начинает какой-то проект с нуля, это дает неоспоримые преимущества, поскольку сразу можно заниматься правильным построением производства; далее, создавать на пустом месте новую информационную систему всегда легче, чем реформировать старую. Говоря о переносе западного опыта, я вовсе не имею в виду голое копирование: понятно, что нам необходимо будет подстраивать систему под нужды российских предприятий. В этом отношении мы связываем большие надежды с гибкостью настройки нашей новой интеграционной платформы ENOVIA.

– Насколько я понял из списка Ваших партнеров и заказчиков, Dassault Systèmes предпочитает работать на развитых западных рынках, но Россия относится, скорее, к типу развивающихся рынков, не помешает ли это работе?

– Нет, это неверное понимание. Например, мы сегодня работаем в Израиле в Хайфе с целым набором небольших компаний, которые разрабатывают техническую документацию для производства электронных компонентов. Эти микро-компании состоят обычно из 15-20 человек – они не производят самих изделий, а только используют наши инструменты для управления информацией при разработке. У нас нет никакой стратегии по работе исключительно на развитых рынках – это ошибочное восприятие направления нашего развития. Конечно, исторически, западные страны оказались в числе первых, но сегодня мы просто работаем с конкретными предприятиями по всему миру. И если компания созрела до понимания необходимости внедрения такой комплексной системы, то мы готовы с ней работать, готовы создавать специализированные решения под конкретные нужды того или иного производственного процесса. Расположено ли это предприятие в Силиконовой долине, или в Бразилии – не имеет значения.

Конечно, когда мы начинали, то среди наших заказчиков были, в основном, только крупнейшие предприятия отрасли. Это объясняется тем обстоятельством, что первоначально наша система была универсальной, и существовала необходимость доработки ее под конкретные запросы заказчика. Доработка и подстройка системы под нужды отрасли требовала наличия больших команд разработчиков. Сегодня же мы предлагаем своим заказчикам уже готовые системы, адаптированные под конкретные отрасли, поэтому их легко можно внедрять в компаниях малого и среднего бизнеса.

– Смогут ли российские компании в эпоху кризиса осилить такие сложные комплексные проекты, связанные с внедрением Ваших методов виртуального моделирования?

– Дело в том, что нет необходимости внедрять нашу систему с нуля, замещая сразу же все существующие на предприятии инструменты. У нас имеются широчайшие возможности по интеграции системы с приложениями других производителей. Так что, если в компании уже используется какая-то сложная система документооборота, развитая база данных, то мы всегда предлагаем способы внедрения нашего решения частями, с сохранением существующих элементов информационной экосистемы предприятия. Такое «мягкое» внедрение никак не скажется на текущем бизнесе компании, это не будет вызывать остановок производства и т.п. Мы можем потихоньку начинать работать «правильно», не ломая устоявшиеся приложения.

Конечно, мы предлагаем именно целостную комплексную систему, но внедрять ее на конкретном предприятии можно частями, по шагам. И начинать надо с тех участков, которые в наибольшей степени требуют автоматизации на основе современных решений. Мы понимаем, что в кризис компаниям сложно осуществлять масштабные проекты, поэтому идем навстречу своим заказчикам в вопросах стоимости. Это не благотворительность! Понимаете, нам иногда бывает выгодно получить опыт внедрения своей системы на предприятии в какой-либо отрасли промышленности. В рамках специального соглашения мы оказываем бесплатные услуги по проектированию, внедрению, настройке конкретных функциональностей. Затем, мы сможем включить в свои стандартные решения те наработки, которые были получены в ходе внедрения этого проекта. Это взаимовыгодное сотрудничество: компания получает комплекс бесплатных услуг, а мы – уникальный опыт, который аккумулируется в наших последующих решениях.

Мы не предлагаем так называемой «лоскутной автоматизации» – речь идет о поэтапном внедрении, и не следует смешивать эти два совершенно различных понятия. Конечно, ключевые преимущества нашего решения раскрываются только на основе внедрения всей функциональности системы, но начинать можно с запуска какой-то части платформы.

– Расскажите, насколько серьезно кризис затронул компании, занимающиеся разработкой ПО в сфере виртуального моделирования?

– Безусловно, кризис сказывается на работе всех компаний, как на нас самих, так и на наших партнерах и заказчиках. Сегодня компании стали гораздо аккуратнее вести себя в своих планах и затратах. Все переключились на краткосрочное планирование и думают, прежде всего, о быстрой отдаче инвестиций. Понятно, что сегодня нужно делать больше, затрачивая меньше средств.

Мы считаем, что складывающаяся ситуация для нас даже выгодна, в определенном смысле. Мы можем убедительно, с цифрами на руках, объяснить менеджеру, как наши инструменты помогут повысить эффективность ведения его бизнеса. Мы предлагаем не какие-то пустые лозунги, а реальные инструменты, которые помогают нашим заказчикам решать конкретные задачи по разработке и выводу на рынок новых продуктов. Заказчики сами приходят к нам за советом, как лучше адаптировать наши решения под их конкретные задачи. Постоянная работа с заказчиками позволяет нам улучшать свои продукты и предлагать лучшие решения в своей области.

У нас есть своя система, позволяющая оценивать сроки возврата инвестиций. Если опираться на данные нашей статистики, собранной по всем случаям внедрения системы на предприятиях, производящих полупроводниковую продукцию, то можно назвать среднюю цифру возврата инвестиций: от 6 до 18 месяцев.

Кроме того, не всегда имеет смысл производить такие прямые расчеты, поскольку мы имеем дело с созданием и разработкой новых технологий. Представим себе простую ситуацию: компания, разрабатывающая новый микропроцессор, неправильно спроектировала маску для кристалла – потери от этой ошибки, которой можно было бы избежать с помощью грамотного виртуального моделирования, могут привести не просто к большим издержкам по перепроектированию изделия, а вообще к банкротству фирмы.

Приведу один конкретный пример: корейская компания Hyundai в прошлом году построила 98 морских кораблей. Без мощной автоматизированной системы, охватывающей все этапы проектирования и производства судов, без применения виртуального моделирования было бы невозможно построить такое количество кораблей в течение одного года. Так что, говоря об эффективности вложения средств в наши системы, необходимо производить комплексную оценку, поскольку наше решение влияет на весь бизнес компании. Этот инструмент дает компании стратегические преимущества, которые могут, в конечном итоге, принести ей миллиардные заказы на мировом рынке, и это также надо принимать в расчет при оценке внедрения проекта.

 

Источник:
CIO 

 

У вас не хватает прав для размещения комментариев. Вам надо зарегистрироваться или, в случае если и это окажется недостаточным, обратится к администрации CADpoint.