Авторизация

САПР по русски или закусываем только огурцами!

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Бурные и не всегда понятные события на рынке архитектурно-строительных САПР подвигли меня на попытку собрать мысли и сделать некий срез ситуации. Не претендую на полноту и объективность, вполне возможно, что это не будет воспринято или будет воспринято с руганью многими участниками рынка, но думаю, что это будет полезно.

Современный проектный бизнес теперь уже неразрывно связан с компьютерами. В редких проектных организациях можно встретить кульман, обмотанный ватманом. Разумеется, встречается, но скорее уже как динозавр и объект для насмешек. Что же такого, удобного, функционального и могучего привнесли компьютеры в проектирование? Первой и самой удивительной вещью стало возможность использовать компьютер… как электронный кульман. С гораздо более удобными и функциональными инструментами черчения. Небывалая легкость редактирования, оперативность внесения изменений, тиражирование готовых решений на другие проекты, быстрое и точное оформление. Все это стало неотъемлемой частью проектного процесса. Но по сути, ничего и никак не изменило в самой технологии работы. Т.е. как чертили, так и чертим. Но тут на повестку дня встал новый и более актуальный вопрос: а как же расчеты? Как посчитать давление холодной воды, чтобы и краны не оторвало, и был напор для пожарного гидранта? Какова должна быть марка сетки для армирования? Сколько и каких свай нужно поставить? А не рухнет ли все это, потому что в земле масса грунтовых вод? И как посчитать соответствие между хитрой улыбкой на лице прораба и количество кирпичей, исчезнувших со стройки? Т.е. насколько надо заложить кирпичей больше, чтобы здание устояло?

Тут настал великий час композиции. Беда была в том, что чертили на электронных кульманах, как правило, импортного производства, иногда, впрочем «русифицированных» умельцами. Иностранцы никогда и ничего не слышали о российских нормах и стандартах. Что такое ГОСТ, СПДС, ЕСКД – многие импортные программы долгие годы учились понимать этот невероятно сложный для них «культурный пласт». Тогда наиболее актуальными стали программы, сделанные в виде модулей, которые заметно расширяли функциональность базовых импортных продуктов, учитывали все нюансы российской специфики проектирования. И тонкости оформления и механизмы и правила расчета.

Особым, отдельным классом стояли программы, предназначенные для выполнения прочностных расчетов. Расчетчики всегда были некой элитой, кастой избранных среди проектировщиков. Потому что колоссальная ответственность, потому что это сплав многих дисциплин и опыта. Это отнюдь не «креатифф» архитектора, нарисовавшего красивую картинку для показа заказчику. Из коей получить точные чертежи для разработки рабочей документации невозможно. Т.е. чертить надо заново. Собственно, это извечный конфликт архитекторов и конструкторов. Тут нужно отметить, что конфликт между этими двумя специальностями заложен изначально. Но вот организация совместной работы всегда хромала. И из-за плеча конструктора всегда выглядывал возмущенный специалист по инженерным коммуникациям, которого о переносе стенки и опоры не предупреждали вообще. И у него теперь все чертежи и расчеты насмарку тоже. А это сроки и пена на клыках заказчика.

Циклический процесс согласования всех деталей проекта между смежными специалистами для крупных проектов мог достигать 50-100 циклов согласований между специалистами. Зачастую в качестве арбитров привлекались более великие силы, вплоть до главного инженера предприятия.

Теперь рассмотрим второй аспект, кадровый. О нем замечательно высказались в статье http://www.cadmaster.ru/articles/article_27977.html. Собственно, тут и добавлять нечего. Следует лишь отметить, что технологический запас старшего поколения законсервировался на уровне электронного кульмана и стал ощутимым препятствием на пути внедрения новых технологий, идей и парадигм проектирования. Именно в этой, весьма творческой и одновременно ужасно консервативной среде возникло стойкое предубеждение против новых трехмерных технологий проектирования. И неопытная молодежь, хлынувшая последние три-четыре года в проектные организации столкнулась с этим весьма отчетливым противодействием.

И тут началось самое интересное! Бурный экономический рост последнее десятилетие привел к тому, что профессия проектировщика стала весьма востребованной и высокооплачиваемой. Более того, клиенты стали капризны и требовательны к качеству проектной документации, но учитывая кадровый голод, были вынуждены мириться со всеми «чудесами» проектировщиков.

Особый класс проектных организаций возник в постперестроечной России совершенно не случайно. Это небольшие проектные бюро, как грибы после дождя возникшие вокруг крупных проектных институтов старой формации. В чем их смысл? Попробуем рассказать. Один совершенно приличный новый русский гражданин «заработал» много денег. Источник заработка нам не важен, да возможно лучше и не знать, откуда он на самом деле. И решил он вложить деньги в строительную отрасль. Т.е. построить дом, по самым современным технологиям, с самыми современными внутренними интеллектуальными системами внутри. В общем, чтобы было все красиво! С чего начинается дом? С чертежей, правильно! Причем качественных. Где их сделать? Это просто, вот он виднеется рядышком, серая невзрачная бетонная коробка очередного ХХХпроекта. Идем внутрь, узнать стоимость услуги. Ого! Застройщик думал, что чертежи можно сделать за пять тысяч долларов. Увы! Оказывается большой институт за такой проект берет не менее десяти миллионов рублей. А иногда и гораздо больше. Ошарашенный застройщик тихо бредет уныло по ступенькам этого огромного института, обдумывая, насколько оказывается сложная эта идея строительство. Тут его окликают и дают разумный совет: вон там, за углом есть небольшая архитектурная мастерская, где твоему горю помогут. И цена вполне божеская. Сторговываются в три раза дешевле. Откуда ведать такому «застройщику», что получив аванс, гонец из этого «архбюро» раздает сотрудникам нескольких крупных институтов «халтурки», в виде кусочков большого проекта. У «архбюро» лицензия имеется, ГИП в наличии. И полный вперед. В общем, все как у Райкина в итоге: к пуговицам претензии есть? Знаете, что самое неприятное? Именно так и строят! Причем вполне приличную часть объектов.

Вот на таком горестном фоне и возникла целая волна продуктов, которые позволяют очень быстро, на плоскости накидать в форматку кусочки из ранее сделанных проектов, получив за это вознаграждение. Эти программные продукты всего лишь отражение потребностей, тенденций отрасли. Когда все должно быть просто, быстро и дешево! И программисты не подкачали, создав огромное количество самых разнообразных программных продуктов весьма дешевых и слабо функциональных. С их помощью можно легко и быстро что-то такое простое «наляпать», на серьезную работу с большими проектами они не способны. Небольшие деньги, вырученные от продажи дешевых программ не позволяют создать по настоящему крупные, серьезные приложения, для профессиональной работы.

На второй стороне фронта оказались западные компании, которые долгое время не могли придти в себя от изумления, что оказывается в России такое огромное количество грамотных инженеров и все используют их весьма профессиональные и очень не дешевые программные продукты. Потенциал рынка с их точки зрения оказался весьма велик. И привыкшие к западным стандартам, методологиям работы они начали работать на российском рынке. Тактика «легализации» привела к удивительным результатам – продажи профессиональных продуктов стали сопоставимы по объемам с продажами в более развитых странах. Разумеется, все любят деньги. И такая денежная река не могла не заинтересовать иностранцев. И они начали активно вторгаться на местный рынок. Обучать продавцов, продвигать свои решения.

Продолжение будет. Обязательно!

Оригинал и комментраии в ЖЖ 

 

У вас не хватает прав для размещения комментариев. Вам надо зарегистрироваться или, в случае если и это окажется недостаточным, обратится к администрации CADpoint.